Александр Вторых
Его душа нашла свое место в казачестве
Время близится к полудню. Солнце ранним весенним теплом заливает окрестности станицы, ярким светом играет и переливается в гривах лошадей. Мы стоим рядом с небольшим стойбищем. Лошади щиплют сено и с любопытством подходят к нам, чтобы узнать и понюхать чужаков.
Вдали завиделись трое мужчин: казак Александр Вторых, его тесть Виктор Александрович и сын Никита. Атаман Григорий Иванович заговорил: "Вот и Александр приехал, у него магазин свой в Березовке. Он сначала год потерся, посмотрел, что и как у нас тут делается, а потом и Присягу принял. Взрослый дядька, казакует понемногу. Да вы спросите у него, он все расскажет".

– Здорово дневали! – поприветствовал Атаман.
– Слава богу! – ответил Александр.

Александр Вторых – казак станицы Преображенская уже третий год. Его история интересна тем, что он вступил в казачество, будучи взрослым и уже состоявшимся человеком: он предприниматель, владелец магазина в Березовке. Сначала он пришел в Манскую станицу, где и принял присягу, как полагается по традиции Енисейского казачества, в День города Красноярска.
В казачестве для меня открылось что-то потаенное. Для меня это уже не хобби, а образ жизни.
Казак душою
Григорий Иванович вспоминает, как Александр пришел в их станицу Преображенскую:
– Сначала он редко приезжал, редко бывал на наших сборах, стеснялся поди, но потом стал появляться все чаще. Однажды говорит мне: "Поехали, форму купим, Григорий Иваныч". Я ему отвечаю: "Так сам купи, форму сейчас найти не сложно, вон сколько магазинов". Но Сашка на своем настаивал: "Поехали, – говорит, – со мной: надо же правильную форму купить".
Александр Вторых о вступлении в казачество
Так Александр сначала обзавелся правильной казачьей формой, а затем купил и шашку. За три года Александр стал своим у преображенских казаков. Он не пропускает ни одной тренировки, откладывает ради этого все дела дома, в Березовке, и мчится несколько километров в станицу, к месту, где «душа находит себе место». "Летом каждый день приезжает к нам – коня вымоет, причешет, поездит. Раньше ходил на рукопашку, боями занимался, а сейчас противник всего этого, говорит, что надо заниматься традиционными видами боевого искусства. Он живет правильно, не для себя, не для своей выгоды. Он отдает частичку себя обществу, пацанам нашим", – рассказывает Мама Марина.

Свой вклад в тренировки делает каждый. Казаки штудируют исторические книги и Интернет в поиске традиционных казачьих забав, а потом делятся найденным со своими товарищами.
Семейный подряд
Александр признается: "Жена меня не понимает, пока только присматривается к казачеству. Конечно, автоматически она уже казачка, но не признает себя таковой". Зато сын Александра, Никита, все чаще стал ездить вместе с отцом в Преображенскую. Уже сейчас он старается упражняться во фланкировке, пока без шашки, а с помощью специальной палки для новичков. Никите 19 лет, он студент аэрокосмического университета. На вопрос о том, как одногруппники относятся к его увлечению, отвечает: "Я стараюсь особо не распространяться, мало ли, не так поймут, я и молчу".

– А вступить в казачество не хочется, клятву принять?
– Не созрел еще. Как только созрею, так сразу.

Со временем вместе с Александром в Преображенскую стал ездить и его тесть Виктор Александрович. "Как и я, всей душой прикипел к казачеству", – признается Александр. В казачьи ряды он еще не вступил, но многим помогает. Например, точит шашки для казаков, так как умеет профессионально работать с металлом. Но пока он – имярек, что значит – не казак. «Нынче наш поп станичный его покрестил. Пройдет немного времени и скажет – клятву хочу принять», – говорит Григорий Иванович.
Никита Вторых – сын Александра
Парень пока не решился вступить в казачество, но ходит на тренировки вместе с отцом
Тесть
Вслед за зятем приобщается к казачьей культуре
Александр после тренировки
После кулачного боя в казачестве принято "брататься" с боевым противником
Казаки – ретрограды?
До вступления в казачество Александр долгое время занимался восточными боевыми искусствами: дзюдо, карате. Однако позже стал понимать, что русский боевой стиль, в том числе и казачий, гораздо глубже по своему смыслу, наполненности:

– Я вижу в этом нечто глубинное. Работа с шашкой дает телу возможность развиваться комплексно. У нас есть определенная культура движений от шашки, от работы с бревном, от народных танцев. Сейчас даже думаю научиться на балалайке играть. Мне это интересно, потому что для меня казачество не какое-то модное течение, это то, что идет от корней.

Свое отношение к современной морали Александр не скрывает, считает, что эта мораль пришла не иначе как с запада. Публичное поощрение однополых браков – это то, что пришло к русскому человеку из чуждой культуры, и словно въедливая болячка заставляет обращать на себя внимание.


При этом русская культура, по мнению Александра, забывается. "Всегда было у русских людей так заведено: если погибал родитель, то ребенка его забирали к себе родственники или соседи, кормили, одевали, воспитывали, – замечает он. Куда это делось, спрашивается. А на место русской культуры приходит чужая и начинает диктовать свои правила.
О толерантности и не только
– Почему сейчас происходит засилье иностранных слов, привычек? Русского человека отрывают от корней. В результате мы превращаемся в быдло, которому только и нужно что поесть, попить и заработать денег. Мы становимся потребителями. А у нас большая история, большая культура и по отношению к людям, и по отношению к родной земле.
Если человека оторвать от корней, он уже не найдет своего пристанища. Это как дереву корни вырвать, и оно погибнет.
Вот и с молодежью сегодня так. Она оторвана от своих корней, молодое поколение тянется ко всему западному и в результате забывает о своей культуре, о богатстве и значимости родного языка, традиций, обычаев. А там, за пластом этой громадины – русской культуры – таится неизведанное, покрывшееся пылью, заброшенное. Казачество в этом смысле становится одним из оплотов сохранения русских традиций, русской культуры.

– Вы видели, какие сейчас пляски? В основном взяты с запада, тумба-юмба этакая. Стоит посмотреть на русские народные, которые мы сейчас пытаемся освоить. Кажется, что ерунда, а на самом деле всё сложно. Это не просто движения, это целое искусство со своей историей, и это большой пласт, который неизвестен, который нужно копать и копать. Вспомните походные песни, которые были на 40 куплетов. Они написаны были не просто так. Они помогали перенести воинам трудности похода на коне и пешком. Танцы тоже имеют глубокий смысл. Хороводы, например, знакомили подростков так с семейной жизнью, смотрины проводили.
Made on
Tilda